Известный российский журналист Слава Маламуд надеется, что у Михаила Грабовского всё получится на тренерском поприще.

«Почему нет? Человек, умеющий видеть хоккей, знающий его от и до. Способный формулировать свои мысли. У него есть качества, чтобы стать хорошим тренером. Но не всегда это получается. Я, например, думал, что замечательный тренер получится из Сергея Федорова. Но он по этому пути не пошел. А Грабовский как раз напоминает мне Федорова. По манере общения, по тому, какой он рассудительный, спокойный.

Вообще это неточная наука. Кто бы мог подумать, что из Назарова получится хороший тренер? А вот на каком-то первобытно-общинном уровне у него что-то работает. А вот из Игоря Ларионова тренер никогда не получился бы, хотя попробуй найди более умного игрока. Посмотрим, желаю удачи Грабовскому.

Есть такой Глен Хэнлон и в карьере у него получилось только в сборной Беларуси? Хороший мужик. Я с ним общался на заре карьеры Овечкина. Он был очень откровенный. Когда Овечкина критиковали, что он мало пасует, Хэнлон однажды сказал: «Не для диктофона, но лично ты отдал бы пас Крису Бичу? Это же похороненная шайба».

Мне понравилась такая его манера общения. С другой стороны, существует примета, что из вратарей всегда получаются очень плохие тренеры. Потому что они видят игру другими глазами, для них это абсолютно другой вид спорта. И тот же Патрик Руа еще не опроверг эту аксиому. Может, в Беларуси у Хэнлона «вышла карта». Насколько знаю, ему всегда очень нравилась Беларусь. Возможно, Глен больше подходит для европейского хоккея. Первый тренер Овечкина в НХЛ – наверное, это будет его величайшим достижением.

Кто больше запомнился из белорусов в НХЛ? Владимир Цыплаков. Да. 29-й номер, даже удивлен, почему его джерси до сих пор не висит под крышей арены. Если серьезно, то он много времени провел в Рочестере. Тогда в “Баффало” было полно крайних нападающих, Цыплаков не пробивался в основу. Это, конечно, я в шутку сказал. Цыплаков был хорошим игроком. Такой “маргинальный” хоккеист НХЛ, но запомнился он мне именно в “Баффало”.

Безусловно, я хорошо помню Грабовского. Еще с чемпионата мира-2005 в Вене, когда он, по-моему, четыре шайбы в одном матче отгрузил. Мы пытались сделать с ним интервью. Он отнекивался, сказал: «Давайте вы лучше с папой моим поговорите. Вы же любите в „СЭ“ с папами общаться». У нас был обозреватель Игорь Ларин, который регулярно брал интервью у отца Сергея Федорова. В общем, Грабовский тогда отказал нам. А позже я с ним поговорил на чемпионате мира в Минске. Получил от общения огромное удовольствие. Михаил к тому времени стал матерым профессионалом. Мне всегда нравилась его манера игры — очень умная. У него словно было несколько комплектов мозгов. В голове, в руках и в ногах.

Братьев Костицыных я тоже видел, конечно. Но мне больше импонировал Грабовский. Костицыным многое дала природа, безусловно. В игре же Михаила я видел немного больше интеллекта, я таких игроков уважаю.

“Монреаль” промахнулся, выбрав Андрея Костицына под 10-м номером? Можно, несомненно, сказать, что на “десятку” он не наиграл. Хотя если посмотреть, кого выбирают под десятым номером… После первых трех-пяти пиков идет игра в угадайку. С другой стороны, в “Монреале” очень многие не раскрывают потенциал. “Канадиенс” одна из тех команд, которые неумно распоряжаются своими звездами», — цитирует журналиста «Прессбол».


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать