До сих пор многие считают, что вы с Андреем оба петербуржцы …

(смеется) нет, я коренной москвич.

Думаю, настала пора познакомиться с тобой по ближе, как все начиналось?

Хоккею посвятил себя c пяти лет. Мы жили в Сокольниках, буквально в ста метрах от арены, поэтому наверное именно близость спортивного объекта сыграла свою роль. В семье, и отец и мать занимались плаваньем, однако бассейн находился довольно далеко от дома. Старший брат, посвятивший себя этому виду спорта, добирался до комплекса самостоятельно, начиная где-то с семи лет, поэтому Мама решила, что будет лучшим отправить меня, младшего, в хоккейную секцию, благо все было рядом. Кстати сам я плавать научился только в 16 лет (смеется).


Кто помогал делать первые шаги?

Первым тренером был, ныне покойный, Ярославцев Виктор Михайлович. Занимался я в школе «Спартак» (Москва), где отыграл одиннадцать лет. Спартаковская база, заложенная еще с юных лет, помогает мне, и по сей день. Это и катание, и техника, и желание бороться до конца.


Однако ты довольно рано сменил свое местоположение…

Легионерского хлеба вкусил перебравшись в семнадцатилетнем возрасте в Словакию. Первоначально оказался в клубе первой лиги ХК «Требишев», затем была уже Экстралига в составе «Нитры». Между переходом из «Требишева» в «Нитру», был на просмотре в «Дукле» из Тренчина, которую тренировал тогда Юлиус Шуплер (прим.наставник «Рига-2000»). После двухлетнего пребывания в Словакии перемахнул за океан.


В Америке ты оказался в 19 лет, не рановато ли?

Дело в том что сам вариант трудоустройства не совсем зависел от меня. В Словакии из легионеров была составлена своеобразная сборная игроков, которую пригласили в турне по США. В это время я находился на подъеме, сумел довольно ярко себя проявить, и ко мне уже там, подошли и предложили остаться. Конечно, подобное предложение в столь юном возрасте опьянило меня, и я с радостью принял решение повременить с отлетом в Европу.

И сколь долгим стал твой период пребывания там?

Два сезона. Начинал я в клубе «Чикаго Стилл», где провел лето, затем тренинг-кемп, сезон, и доиграв до декабря следующего года, у меня с тренером случился конфликт. Дело в том, что в низших лигах Америки проповедуют довольно агрессивный и динамичный хоккей, где даже забивные ребята должны были не пренебрегать кулачными схватками. Меня такое положение дел не совсем устраивало, и я прямо в лицо сказал наставнику, что приехал сюда играть в хоккей…в итоге мы остались не понятыми друг другом. Мой агент американец, подыскал мне команду в штате северной Дакоты, и я перебрался в город Бисмарк.

Отправляясь за океан в довольно раннем возрасте, игрок, по сути рискует не раскрыться вовсе, затерявшись в низших лигах. Ты уехал в 19 …


Тут все от человека зависит, лично для меня все равно, куда ехать и с кем играть бок о бок. Никакие трудности не смутят. Главное уметь постоять за себя, постоянно доказывая и показывая все то на что способен.


А как же пресловутый языковой барьер?

(смеется) да никак, восемь лет английского в школе, знания нулевые, на языке лишь две фразы «YES» и «NO». Пришлось осваиваться практически с чистого листа. Уже со временем стал ощущать себя более уверенно, ну а когда пришло время покидать Америку, общался в принципе уже на довольно хорошем уровне.


Американцы славятся также еще одним компонентом хоккейного действа, как проходила адаптация в этом плане?

Ты о кулачных схватках? Так с этим там полный порядок! Изначально, еще на предсезонных сборах ты должен доказать свою профпригодность в глазах тренера. А дерутся там по поводу и без повода, каждые пять минут (смеется). В команде есть человек, отвечающий за этот элемент, ведущий специальную подготовку ребят. Не минула сия чаша и меня. И если две попытки в боевых условиях завершились довольно удачно, то в третий раз, я успел только снять перчатки, и уже лежал на льду (смеется).

А как с эмоциями дела обстоят вне хоккея?

Нет, ну тут я полная противоположность. Спокоен и рассудителен. Еще с молодости, родители всегда твердили мне, что необходимо всю злость и агрессию оставлять там, на льду, и ни в коем случае не вымещать ее на родных. Так поступаю и по сей день.

Ты в довольно раннем возрасте вкусил все прелести легионерских странствий, сорвавшись с насиженного места в 17 лет. Россия, Словакия, Америка, и вновь Россия …


Не вижу никаких сложностей, в том, чтобы собрать вещи и переехать из одной команды в другую, если того потребует ситуация. Ну а что касается игровых реалий, путешествуя из города в город, то мне как хоккеисту больше импонирует североамериканский хоккей, он более динамичный и агрессивный.

Каково выдалось возвращение на Родину?

Складывалось все не столь гладко как хотелось бы. По возвращению из Америки, был на просмотре и в Воскресенском «Химике», и в «Витязе», однако на тот момент у меня не сложилось. Пришлось ограничиться высшей лигой, а именно пензенским «Дизелистом», во главе с Первухиным. Два сезона провел в Пензе, затем последовал переход в питерский «СКА», куда я попал не предсезонный сбор.

И что помешало закрепиться в основе армейцев?

Сложно сказать, в принципе обычная история, сборы, игры, разговор с наставником, который сказал, что пока не видит меня в первой команде. Пришлось отправиться в аренду в «Спартак» — по сути, в фарм-клуб «СКА».


Долго рассуждал над предложением белорусской стороны?

На самом деле жаль было покидать «Спартак». Команда там у нас подобралась классная, все ребята поддерживали друг друга, было здорово, можно сказать, за столь непродолжительное время, удалось сколотить крепкий коллектив. А уехал я в «Гомель» предупредив всех о переходе лишь за два дня до отъезда…



В игровом плане, переход не таил для тебя каких-либо сюрпризов?

Как сказать, наверное да. В принципе уже не раз отмечалось о том, что уровень высшей лиги России, примерно сопоставим по силам с сильнейшим белорусским первенством. Единственное что бросилось в глаза сразу, так это то, что в России хоккей злее. В Беларуси же есть два-три коллектива, которые задают тон, остальные же по сути идут по накатанной. Приятно поразили условия созданные здесь, как и дворцы, так и инфраструктура, все на хорошем высоком уровне.

Однако с первых дней пребывания в «Гомеле» ситуация развивалась не по запланированному варианту…

Признаться, я уже собирал вещи и готовился к отъезду. Дело в том, что договор был как со мной, так и с моим агентом о том, что я еду в «Гомель» играть, а не сидеть на лавке запасных. Я скажу больше, знай, я о том, что в Беларуси существует лимит на легионеров, то я бы и вовсе не приехал сюда. Мне просто не сказали о том что этот лимит имеет место быть…

Для меня всегда важно находится на льду, и честно отрабатывать свой хлеб. Готов отрабатывать за двоих, но должен выходить и играть, а не сидеть на лавке, и ждать своего часа.

На твой взгляд, в чем причина нестабильности, в показываемых командой результатах?

Считаю, все дело в настрое на отдельно взятую встречу. И если на лидеров настрой и вовсе не нужен, всем понятно, что к чему, то против аутсайдеров необходимо настраиваться особым образом, ибо некая прохладца неминуемо ведет к неприятному итогу.

Так в чем же дело?

Сложно сказать. Неумение настроится на более слабого оппонента, напрямую вина отдельно взятого хоккеиста. Быть может имеет место быть некая безответственность, недостаточно профессиональное отношение к делу.


Мысли о будущем часто посещают?

Я бы не сказал. Живу сегодняшним днем, ценю то, что имею сейчас.



Сегодня видна тенденция смены гражданства перспективными российскими ребятами, которые по разным причинам не попадают в стан сборной России. Поступи тебе подобное предложение, принял бы его к рассмотрению?

Однозначно нет. Хотя не скрою, если бы меня позвали выступать за сборную Беларуси, для меня как спортсмена подобное внимание было бы приятно, однако с точки зрения российского гражданина, смена российского паспорта, для меня абсолютно не приемлема. Родина есть Родина.





Вам нужно , чтобы вы могли комментировать