— В среду вы назвали предварительный олимпийский состав…

— Он скорее для прессы, пиара. А чисто хоккейных вопросов хватает. Не исключено, что из названного списка выпадут и пять-шесть игроков. Сейчас каждый должен проявить себя. И хоккеисты из КХЛ, и представители белорусского чемпионата. Время есть. К тому же 9 и 11 февраля мы проведем два товарищеских матча со швейцарцами. Возьмем на спарринги с альпийцами 23 игрока. В это число не входят наши хоккеисты, выступающие за океаном. Они присоединятся к нам непосредственно накануне Олимпиады.

— С кем советовались при формировании «списка 23-х»?

— С Льюисом. Очень доволен совместной работой. Я бы его даже вернул в «Динамо», где оборона сейчас хромает на обе ноги. Канадец очень компетентный специалист. Не понимаю, почему он оказался неугоден… Знаете, махнуть шашкой несложно. Однако потом можно сильно пожалеть. Признаюсь: по горячим следам стараюсь не делать оргвыводов. Хотя проблем с хоккеистами порой выше крыши. Но спокойно посплю, и наутро все видится в ином свете.

— Почему в качестве третьего голкипера выбран Малютин, а не, скажем, Брикун или Горячевских, обладающие большим международным опытом?

— Сегодня (беседа состоялась в пятницу. — Прим. «СП») статистические показатели Малютина лучше, чем у названных вами вратарей. Но, повторюсь, окончательный выбор сделаем позже. Посмотрим, как будут развиваться события.

— Шабанов?

— Сергей пока травмирован. К слову, в этом отчасти моя вина. Не дали вовремя отдохнуть, и он не выдержал серьезную нагрузку. Да, Шабанов пребывал в отличной форме, уверял, что справится, но даже в НХЛ единицы проводят 70—75 встреч. Обычно основной вратарь играет 70—75 процентов регулярного чемпионата, а второй — 25—30. В общем, в моей книге появилась новая запись. Заношу туда ошибки, которые совершил.

— В Ванкувере очень многое будет зависеть от голкиперов, однако в нашем тренерском штабе нет наставника вратарей.

— Вопрос открыт. Возможно, прибегнем к услугам шведского специалиста Ленера, которого знают Мезин и Коваль.

— Многих удивило отсутствие в предварительной заявке Мелешко…

— Список не резиновый. Говорите, в «Динамо» он является лучшим бомбардиром среди белорусов? Мы не можем сформировать команду только из атакующих игроков. Будут два звена, нацеленных на нападение, и два на оборону. Как, наверное, у всех, за исключением россиян. Думаете, канадцы включат в заявку одних звезд? Они уже проходили через это. Нужны не только те, кто забивает голы, но и люди, «таскающие пианино». Разделение функций. Если наша третья и четвертая пятерка забросят в Ванкувере в сумме хотя бы три шайбы, буду счастлив.

— Некоторые связывают невключение Мелешко и Чуприса с тем, что после рижской квалификации, в результате которой сборная не попала в Турин, вы их сильно критиковали.

— Да бросьте! Про Мелешко я объяснил ситуацию. А Чуприс… Вы сами о нем писали. Гол и две результативные передачи за 24 матча — мизер для нападающего. Но вновь подчеркиваю: никто не ставит на них крест. Пусть показывают себя, доказывают.

— Мелешко полезен при исполнении буллитов…

— В победном матче со швейцарцами штрафные броски реализовали Антоненко и Демагин. Мелешко как раз не забил. Не забывайте и про Андрея Костицына с Грабовским. Они тоже могут отлично исполнить буллиты.

— Рассчитываете на молодых Стефановича, Готовца?

— В проекции на Олимпиаду — едва ли. Если бы они хорошо играли хотя бы в АХЛ, тогда бы думали. А уровень юниорских лиг в Северной Америке не сравним с тем, что нас ждет в Ванкувере. Да и на «Кубке Полесья» оба не выделялись.

— Не опасаетесь, что те же игроки «Юности» отдадут все силы в суперфинале Континентального кубка и забронируют путевку в Ванкувер, а там предстанут выжатыми как лимон?

— Ребята успеют восстановиться до Олимпиады. Правда, было бы гораздо меньше проблем, не выступай динамовцы в Кубке Шпенглера. Сейчас они спокойно провели бы какой-то из матчей, запланированных перед Играми. А так придется выходить на лед 1, 3, 5 и 7 февраля.

— Резонно ли предположить, что, выбирая между равными игроками «Юности» и «Динамо», вы остановитесь на представителях своего клуба?

— Пожалуй. Ведь я знаю, как они поведут себя в экстремальной ситуации. С другой стороны, у нас с Льюисом уже возникли споры. Скажем, тех людей, которых я видел в составе, он не видит. И Дэйв мне все обосновал. Мы, кстати, после каждого матча в Словакии ставили ребятам оценки. Льюис, а потом я. Специально вначале хотел услышать мнение канадца. Причем в определенных ситуациях работали в компании кого-то из федерации, чтобы все было прозрачно. Так вот, Мелешко по итогам тех матчей поставили две двойки.

— Намерены включить в окончательную заявку восемь защитников и 12 форвардов?

— Иначе никак. Не дай Бог Салей усугубит травму. А если еще и Денисов получит повреждение — с кем останемся? Как известно, во время олимпийского турнира нельзя производить никаких изменений в составе. Даже в случае травм. Поэтому гипотетическая потеря нападающего мне кажется менее болезненной.

Сообщали кому-то лично, что его фамилия находится в предварительном списке или что он на данный момент не проходит в состав?

— Нет. Пусть узнают через СМИ. У всех сейчас есть ноутбуки, Интернет… Если у меня спросят, тогда отвечу. А так, считаю, информации предостаточно.

— Могут быть обиды.

— Это меня не волнует. На Олимпиаду поедут сильнейшие.

— Грабовского объедините в звене с Костицыными?

— Вместе они сыграют только в случае форс-мажора.

— Это связано с недавним конфликтом Михаила и Сергея?

— Просто сейчас не вижу их в одной тройке. Но если надо будет, не сомневайтесь, выйдут без всяких вопросов. А их стычки мне до голубой звезды. Пускай в НХЛ разбираются. В сборной все должны работать, объединенные одной целью. Так что как-нибудь потерпят друг друга две недели. (Смеется.)

— Как намерены изучать соперников, которые, имея много энхаэловцев, соберутся в оптимальном составе лишь накануне Олимпиады? Есть ли смысл тратить время?

— Во-первых, у нас есть диски с записями матчей, например, Евротура. Да, не те исполнители, но тренерский почерк, система видны. Во-вторых, на каждого финна, шведа, немца, выступающего за океаном, собирается досье. Я буду знать их сильные стороны. Кто отвечает за эту работу? Есть человек в Северной Америке. Но фамилии, увольте, не назову.

— Почему вы воспринимаете в штыки вопросы о сборной Украины?

— Хочется уделить максимум внимания белорусской команде. Да и вообще некогда. Надо работать. Нашел время на большое интервью только из уважения к вам — до Олимпиады хочется скрыться от всех газет. Вокруг моей персоны ныне излишний ажиотаж.

— Украинские болельщики чувствуют себя обделенными, да и я не понимаю, как, будучи тренером одной национальной команды, вы согласились возглавить другую?

— Начнем с того, что у меня с украинцами контракт. И я его выполняю. Перед теми же товарищескими матчами с Польшей был в Киеве, до этого проводил тренировочный сбор в ноябре. У руководства федерации к Захарову нет претензий. Отказаться же от олимпийского турнира… Хорошо, допустим, сказал бы здесь «нет». Но что бы обо мне подумали белорусские журналисты, болельщики, игроки?! Как бы я смотрел в глаза Салею, Угарову, Михалеву, Грабовскому, Костицыным?! Почти со всеми хоккеистами я работал. Я не могу оставаться равнодушным к их судьбам! Мезин у меня жил в Америке, мы часто перезваниваемся, с Салеем очень тесно общаемся, тренируемся летом вместе. Руслан вообще заявил, что не будет со мной разговаривать, если не приму команду. Поймите, я хочу в равной степени помочь и белорусам, и украинцам. И прикладываю для этого все усилия.

— Видели записи товарищеских матчей с Польшей?

— Да все просмотрел, проанализировал. Отмечу нападающих «Юности» Тимченко и Матерухина, понравились ребята из КХЛ. Но система пока отсутствует — хватает глупых ошибок.

— Интересно ли вам будет работать с украинцами в следующем сезоне?

— Давайте не бежать впереди паровоза. Вначале моя задача — вывести команду в сильнейший дивизион.

— Как отнеслись к словам Шахрайчука?

— Пусть что хочет, то и говорит. Замечу лишь следующее: игроки сборной Беларуси не позволяют себе подобных высказываний. Вы слышали что-нибудь негативное обо мне, Хэнлоне? В «Юности» всегда прошу ребят не выносить сор из избы. Между собой все обсудим. Но не публично. Хотя ведущие хоккеисты, считаю, должны быть в составе. Они, как правило, неординарные личности. Важно подобрать ключик.

— Вы-то позволяете себе критиковать подопечных на пресс-конференциях…
— Игроков можно и нужно критиковать. У ребят появляется повод задуматься, правильно ли они относятся к хоккею. Разве в НХЛ всех гладят по головке? Один Майк Кинэн чего стоит! При этом даже Гретцки, Мессье потом признавались, что без жесткой руки Кинэна они бы, вероятно, и не достигли серьезных высот.

— Канадские специалисты оставили след в нашей хоккейной биографии?

— Они делали, что могли. Однако со стороны руководства федерации отсутствовала стратегия, планирование. Хэнлон бы рано или поздно покинул Беларусь. А что дальше? Да, бок о бок с ним и Фрэйзером трудились Цыплаков, Занковец. Но вы в курсе, как Наумов высказался о последнем. Цыплакова то увольняли из юниорской сборной и «Динамо», то снова брали в клуб, а потом увольняли. Надо же было по-хорошему до конца его поддерживать.

— Не считаете, что грядущая Олимпиада — своеобразный должок судьбы Захарову за Ригу?

— Мне до сих пор не верится, что я побываю на Олимпиаде. Словно все происходит во сне… Но открываю глаза и понимаю — это реальность.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать