Понедельник, 15 февраля, стал первым знаковым хоккейным днем на Олимпиаде в Ванкувере. Все наставники национальных команд, включая, разумеется, и рулевого белорусской сборной Михаила Захарова, определялись с окончательной заявкой на Игры. И, к сожалению, в нашем лагере не обошлось без потерь. Форвард «Монреаля» Андрей Костицын, прибывший накануне в столицу Белых игр, все-таки не получил допуск на выступление. Об этом стало известно еще в первой половине дня, когда специальный корреспондент «СП» в Ванкувере находился в Олимпийской деревне, чтобы проследить перипетии хоккейной жизни белорусов на Играх.

ЗА 15 МИНУТ ДО ЗАНАВЕСА

Опасения возникли еще при ознакомлении со списком, вывешенным на стене около лифта «белорусского этажа», который рассказывал, кто и в каком номере проживает. Так вот, Костицын-старший в нем не фигурировал, в отличие от младшего брата и Салея. Впрочем, многие, например Олег Антоненко, увидели в этом банальную ошибку, опечатку — не больше. Но в эти же минуты, когда команда готовилась к отъезду на тренировку, в деревне не удалось встретиться ни с самим нападающим, ни с Михаилом Захаровым, ни с доктором сборной. При этом оперативное «просеивание» телефонных контактов позволило установить, что белорусы находятся на каком-то важнейшем совещании.

Оно, действительно, имело место быть. Причем данный форум можно было назвать медицинским консилиумом на предмет участия Андрея Костицына в олимпийском турнире. Диспут вели медики, представляющие различные структуры. В том числе НХЛ и профсоюза игроков НХЛ, чьим членом, разумеется, является белорусский форвард. Итогом 45-минутных (!) дебатов стало зажжение перед нападающим красного света: по согласованному мнению врачей, Костицын-старший еще не готов к возобновлению игровой практики. Сия неприятная для нас информация (казалось, что факт прибытия Андрея в Ванкувер — это пресловутая гарантия) официально «увидела» свет в 11.45 местного времени, то есть за 15 минут до истечения срока подачи заявки… Итак, в Ванкувере в распоряжении ММЗ не будет двух лидерских «штыков» — Грабовского и Костицына-старшего.

СКРОМНО И СКОРОМНО

Теперь необходимо уточнить один существенный момент. Как выяснилось, просочившаяся в журналистские круги информация о том, что прессе вовсе закрыт допуск в ОД Ванкувера и Уистлера, оказалась чрезмерным преувеличением — банальной уткой, разоблаченной для белорусов пресс-атташе родного НОКа Петром Рябухиным.

Заметно ужесточились требования по процедуре и временному интервалу, но — пропускают, разумеется, при своевременном заказе. И как тут было не воспользоваться этой возможностью, тем более что форвард российской сборной Алексей Морозов в СМИ восточных соседей в пух и прах раскритиковал и условия проживания (неуютно), и качество питания (несъедобные спагетти).

О кухне в Олимпийской деревне ничего сказать не можем, но условия в ней действительно не фешенебельные. Однако все чистенько, аккуратно. Помещения просторные, а усиливается это впечатление минимальным наличием мебели. Жилые комнаты и штаб белорусской делегации находятся на одном (втором) этаже стандартного для ОД здания. Тому же Михаилу Захарову для того, чтобы оказаться в «официальном» помещении, необходимо выйти из одной двери, повернуть направо и войти во вторую. Да и не придает наш наставник большого значения этим бытовым моментам, подчеркивая, что на скоротечных турнирах, каким и является Олимпиада, зацикливаться на них неправильно. Надо играть и думать о хоккее.

А расписание понедельника для команды было следующим. После завтрака хоккеисты получили свободное время, которое использовали для прогулок по деревне и ее международной зоне. Благо погода благоприятствовала: дыру в небе над Ванкувером на время чем-то «прикрыли» и выпустили на волю солнышко. Но уже в 11.30 все игроки должны были явиться к транспортному выходу из ОД, чтобы погрузиться в автобус. Дальше — отправление на тренировку, которую должна была предварять традиционная для таких турниров фотосессия.

Причем маршрут белорусов в понедельник был проложен не в «Канадский хоккейный дворец», как это было в воскресенье, а на арену «Британия», которую Андрей Мезин образно назвал «сараем». После этого вторая половина дня у хоккеистов оказалась свободной и предназначалась для отдыха и психологической подготовки к стартовому матчу Олимпиады с финнами. Ждать осталось совсем недолго. Сборная Суоми нас ожидает уже в среду. Конечно, с Грабовским и Костицыным-старшим в составе было бы проще, но… надо стараться и без них.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Александр Гавриленок: Без «туристов»
Следующая Олег Знарок: Мы играли с будущими олимпийскими чемпионами

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать