Регулярный чемпионат НХЛ на исходе, но неутешительная судьба «Торонто» была предопределена не вчера и даже не позавчера. Сезон у «кленовых листьев» не задался с самого начала, и они уже давно расстались с шансами пробиться в плей-офф. Но в этой неудаче клуба наставника Рона Уилсона, приведшего на последней Олимпиаде в Ванкувере сборную США к вице-чемпионскому титулу, можно увидеть и положительные моменты. Теперь мы можем рассчитывать на участие в скором чемпионате мира в Германии форварда Михаила ГРАБОВСКОГО. Есть все основания утверждать, что пропустивший из-за травмы олимпийский турнир нападающий соскучился по национальной команде и соревнованиям на уровне сборных. А то, что Михаил обретает оптимальные кондиции, — медицинский факт. Грабовскому доверяет наставник, он, выходя на лед, во втором сочетании форвардов исправно набирает очки, да и вообще «Торонто» — давно списанный в «утиль» аутсайдер — выдает на-гора завидную концовку сезона: в десяти матчах лишь одно поражение в основное время, при шести викториях. Поэтому для очередного телефонного сеанса связи имелось много поводов.

ПРОБЛЕМЫ С КИСТЬЮ — ПОЗАДИ

— Прежде всего, как здоровье? Последствие перелома кисти еще ощущаете?

— В принципе, все нормально: потихоньку заживало и продолжает заживать. Практически полностью восстановился, хотя в процессе матчей кисть немного, но дает о себе знать. Побаливает. Некий дискомфорт остается, однако стараюсь не обращать внимания. Играю. Это все — дело времени. Летом постараюсь окончательно залечить и эту, и остальные болячки.

— Но до лета еще далеко…

— Правильно. «Торонто» хоть и утратил шансы на выход в плей-офф, но регулярный сезон будем заканчивать без расслабления. Да и чемпионат мира в Германии уже практически на носу.

— Тем более после такого грустного февраля, пропуска Олимпиады…

— Вот именно. Об отдыхе думать рано. И неуместно. В голове нет таких мыслей. Очень радовался факту собственного возвращения в хоккей после двухмесячного простоя. Еще раз скажу: пропуск Игр в Ванкувере стал для меня большим ударом. Очень хотел защищать честь Беларуси на Олимпиаде. Но сейчас концентрируюсь на перспективе сыграть в Германии. Однако вы сами понимаете — это не заменит Ванкувера, осадок на душе останется. Тем не менее не унываю: многое, если не все, у меня еще впереди. Главное, чтобы не подводило здоровье. Уже сделал определенные выводы, понимаю, как это бывает трагично — получить травму. Но на моем хоккейном стиле это ни в коем случае не отражается. Не изменяю привычной агрессивности.

ТРЕНЕР ДОЛЖЕН ОСТАТЬСЯ!

— О перспективе выступить на чемпионате мира вы говорите с большим воодушевлением.

— А как иначе?! Соскучился по национальной команде. Это огромная честь — защищать ее цвета. Поэтому меня волнует тема главного тренера сборной, возникшая пауза, неопределенность в этом вопросе. Мы не должны совершить еще одной ошибки, опять наступить на те же грабли. Сменили Хэнлона, и что теперь убирать Захарова?! По-моему, это неправильно. Захаров принял команду в критической ситуации, с горячим сердцем, и достойно сыграл в Ванкувере. Утверждаю это как профессиональный хоккеист, кое-что понимающий в этой игре. Голосую за продление полномочий Михаилу Михайловичу как минимум на чемпионат мира в Германии. Дважды менять коней на переправе, причем без видимых причин, — это нонсенс. Предоставим повод для насмешек. Но это, разумеется, не главное. Просто уверен: с Захаровым выступим так, что не дадим поводов для сожаления.

МОЛОДОЙ «ТОРОНТО»

— Обратимся к клубным делам «кленовых листьев», для которых сезон, мягко говоря, не сложился. Какая атмосфера сейчас в команде, не претендующей на плей-офф Кубка Стэнли?

— У нас молодой коллектив, а тренерский штаб поддерживает непринужденную атмосферу. Во многом благодаря этому и не опустили рук, что в НХЛ в принципе не принято. Стараемся выкладываться в каждом матче. Так, по сути дела, уже готовимся к следующему сезону.

— Весной «кленовые листья» вообще заставили себя уважать, регулярно набирая очки…

— Так оно и есть, но мы сами прекрасно понимаем: нам не хватает опыта, что порой дает о себе знать в баталиях с искушенными соперниками. Это чувствуется. Но победы, а после перерыва на Олимпиаду у нас положительный баланс, добавляют уверенности. Мы идем верным курсом, руководство клуба принимает правильные решения.

— К слову, о них — решениях руководства. Боссы «Торонто» провели серию очень громких трейдов. Эта перетряска состава стала пресловутой шоковой терапией?

— Да. Повторюсь, но ныне «кленовые листья» — вообще очень молодой и, как все мы надеемся, перспективный коллектив. Много хороших ребят, ставящих цель закрепиться в основном составе. Поэтому все на пользу.

— Фанюф действительно звездный защитник?

— Да. Особенно по зарплате. (Смеется.)

— Как у вас складываются отношения с Роном Уилсоном?

— Меня радует факт доверия со стороны наставника. Играю во втором звене. Первая тройка у нас постоянно подвержена ротации. А в нашем сочетании — стабильность. Доволен предоставляемым игровым временем. Поэтому проблем нет.

— Травмы привели к пропуску немалого количества матчей. В связи с этим есть сомнения, что вам удастся побить собственный рекорд результативности за сезон: сейчас у вас 33 очка, против 48 баллов в прошлом…

— Сомнения есть, но еще есть и матчи. Буду стараться играть на команду и улучшать персональную статистику. Но в любом случае прогрессирую. По тому же показателю полезности — «плюс 4».

— Да и бросать стали больше. За 77 матчей предыдущего сезона 119 раз угрожали воротам соперников, а уже сейчас — 113.

— Добавляю в агрессии, окончательно адаптируюсь в заокеанском хоккее. Не зря тренировался летом. Надо продолжать в том же духе.

— Повышая процент реализации голевых моментов!

— Обязательно. И создавать голевые ситуации для партнеров.

— Исходя из вашего последнего замечания, вас можно смело причислить в разряд «two-way player». То есть хоккеистов, которые универсальны и не стремятся стать ярко выраженным снайпером или ассистентом.

— Скорее, это действительно так. Но снайперской доминанте надо все-таки уделять больше внимания.

— Пускай в Северной Америке несколько иначе трактуются функции центрфорварда, чем по канонам советской школы, но игра в обороне в любом случае — важнейший компонент. Как с этой «платформы» оцените сами себя?

— Показатель полезности в этом отношении весьма объективен. Отсюда, кстати, и доверие Уилсона. Хотя, с другой стороны, хотелось бы получить шанс и на игру в меньшинстве. С этим аспектом у нас все печально: идем на последнем месте в лиге. А я знаю, что и в этих ситуациях способен приносить пользу команде. Надеюсь, наставник в следующем сезоне придет к такому же выводу.

— Да и на чемпионате мира-2009 в Швейцарии вы регулярно играли в меньшинстве, причем весьма удачно.

— Совершенно верно. Но тот пример и опыт не востребован в «Торонто», чего не вполне понимаю. Хотя, возможно, все объясняется просто: берегут после травмы… Зато регулярно выхожу на лед в большинстве.

— Гретцки тоже не входил в бригаду меньшинства…

— Спасибо за проведенную параллель: можно сказать, утешили. (Смеется.)

— Ваша связка с россиянином Кулемином частично восстановлена Уилсоном…

— К общей, надеюсь, пользе и удовольствию. Вместе играли в прошлом сезоне, хорошо знаем друг друга, понимаем маневры. Правда, шансы нам предоставляют в основном в овертайме. Оправдываем доверие Уилсона. Теперь дело за следующим шагом: играть вместе при полных составах на льду — пять на пять. К слову, сегодня (разговор состоялся за несколько часов до начала домашнего матча «Торонто» с «Баффало». — Прим. «СП»), возможно, нас и объединят.

— Кто после всех трейдов является неформальным лидером «кленовых листьев»?

— Наверное… Рон Уилсон! Он им был, им и остается. «Торонто» на данный момент — однозначно тренерская команда.

В ГЕРМАНИЮ С НАСТРОЕМ

— Опять обратимся к чемпионату мира. Вы уже ломаны судьбой, знаете, какие она может выкидывать коленца. В этой связи вопросы о страховке, прочие нюансы не беспокоят?

— Пока, к счастью, нет поводов. Надеюсь, что все будет нормально. Сам в эти моменты плотно не вникаю, но доверяю агенту, который должен урегулировать их с нашей федерацией. Ничто не должно мне помешать наконец-то сыграть в этом сезоне за сборную.

— Чтобы?..

— Какой короткий вопрос… Чтобы… Наша главная задача — выходить на лед и в каждом матче сражаться за победу. Тем более что в Ванкувере сборная Захарова еще раз дала понять: ничего невозможного нет. На Олимпиаде команда выступила достойно, в рамках объективной оценки нашего нынешнего потенциала. При лидерах Салее, Сергее Костицыне, Калюжном наша сборная сражалась на равных на турнире высочайшего, потрясающего уровня, рядом с которым нельзя поставить любой чемпионат мира. Сражалась на запредельных скоростях, на непривычных площадках. Я отслеживаю публикации в белорусской прессе и порой просто не понимаю: откуда такая волна негатива?

— Так откуда, на ваш взгляд из-за океана?

— Возможно, переживания идут из-за динамовских неудач в КХЛ. Что же касается Олимпиады, то достоинства мы не уронили. Наоборот. Наши лидеры, повторюсь, подтвердили свой класс, матчи с Германией и Швейцарией получились яркими. Мы же встречались в Ванкувере, беседовали, и вы знаете мое отношение к тому, как ребята собрались после неудачного начала с финнами. Радовался за команду, за Захарова. Тренер использовал четыре звена, не зажимался, всем предоставлял игровое время, возможность реализовать свой потенциал на площадке. За лидерами тянулись остальные ребята. Поэтому и убежден: ничего и никого менять не стоит. Опыт же Ванкувера, переосмысленный Захаровым, обязательно поможет сборной на чемпионате мира.


Вам нужно , чтобы вы могли комментировать