Наряду с приглашением Кирилла Готовца появление этого игрока в числе реальных кандидатов на попадание в состав сборной на чемпионат мира стало для многих неожиданностью. В беседе с корреспондентом Спортивной панорамы Михаил СТЕФАНОВИЧ поделился ожиданиями от грядущего мирового первенства в Германии, рассказал о клубных делах и жизни вдалеке от родины.

— Признаться, не ожидал вызова в национальную команду. У меня была микротравма (трещина в пальце), но, наверное, на Стефановича рассчитывали, раз позвали. Я же старался поддерживать форму, усердно тренировался с «Гомелем-2».

— Многие считают, что ваше попадание в сборную отчасти обусловлено травмой ветерана Антоненко.

— Я не знал причину отсутствия Олега на сборе. Что сказать? Конечно, очень жаль, что так вышло. Антоненко — опытный мастер, который существенно помог бы нам.

— Как оцениваете клубный сезон?

— Это был последний год выступлений за «Квебек Ремпартс». Больше играть в юниорской лиге нельзя из-за ограничений по возрасту.

— И каковы дальнейшие планы?

— Жду звонка агента. Наверное, поеду в тренинг-кэмп «Торонто». А там уж как получится. В прошлом году не удалось задержаться ни в главной команде, ни в фарм-клубе — отправили в Квебек перед самым стартом сезона. Возможно, из-за травмы, полученной в конце лета. Конечно, хочется заиграть хотя бы в АХЛ. Что ж, буду работать. Естественно, моя мечта — НХЛ.

— За кого болели в детстве?

— За «Детройт». Почему? Там просто раньше играло много известных русских хоккеистов: Федоров, Ларионов. Я и сейчас симпатизирую «красным крыльям».

— Жили по-прежнему у Патрика Руа?

— Нет. Провел у него только первый год. Сейчас особо не поддерживаем отношения. Попрощались, пожелали друг другу удачи. Вот и все.

— Наверное, знакомство с легендарным голкипером запомните на всю жизнь?

— Были и хорошие моменты, и плохие. Помню, когда у команды дела не шли и Руа находился в плохом настроении, мы много бегали на тренировках. (Смеется.) С сыновьями Патрика дружил. Один певцом стал, а второй на актера учится. Творческие люди!

— Квебек хорошо изучили?

— Жил на окраине. Поэтому не так уж и часто выезжал в город. Разве что иногда ходили куда-нибудь покушать, погулять. Свободного времени было в обрез.

— Чем отличается Канада от Беларуси?

— Первая подороже немного! (Смеется.) Что касается хоккея, то за океаном люди всерьез интересуются этим видом спорта. У нас же тебя узнает редкий прохожий. Причем в случае неудач канадцы, в отличие от белорусов, все равно придут поддержать любимую команду.

— Наверное, ощутили на себе в полной мере заокеанский менталитет?

— Да уж… В лицо тебе могут сказать одно, а за спиной — другое. Например, человек с тобой вроде дружит, а потом пойдет к тренеру и наговорит про товарища всяких плохих вещей. Как следствие — рискуешь нарваться на проблемы. У нас, если высказывают претензии, то напрямую.

— Как жилось на чужбине?

— В первый год было очень тяжело. Не знал языка, не мог ничего ни спросить, ни сходить куда-то. Созванивался с Колосовым и еще парой ребят, а так коротал свободное время в Интернете. Да и тренер жил далеко за городом. Во втором сезоне стало полегче. Я подучил английский, плюс русский хоккеист появился в команде. На третий же год окончательно освоился. Правда, поднадоело совершать одни и те же поездки, соперничать с одними и теми же командами.

— На родину сильно тянуло?

— Конечно! Всегда хочется увидеть близких, родных, поговорить с ними. А в Канаде последние два года я общался в основном с одним одноклубником — россиянином Кугрышевым. Наверное, у нас и тем особо для разговора не осталось! (Смеется.)

— Отслеживали белорусские хоккейные новости?

— Конечно. Сайты же есть. Сейчас и видео в Интернете стали выкладывать.

— Не возникает желания рвануть играть в Беларусь?

— Повторюсь, у меня есть цель — НХЛ, да и контракт с «Торонто» в прошлом году подписал. Если за океаном не получится, тогда, вероятно, и появится желание вернуться.

— Минское «Динамо» два сезона подряд не вышло в плей-офф…

— Смотрел некоторые игры, которые транслировались на сайте КХЛ. Может, где-то не хватило мастерства — в обойме были и ребята из белорусского чемпионата. Много раз менялся состав, тренеры. Недоставало и везения. Но его многим командам не хватает. В спорте кто более стабилен, тот и находится на вершине.

— Что скажете о взаимодействии с партнерами по звену — Чуприсом и Михалевым?

— У нас есть опыт совместной игры. Вместе выступали на «Кубке Полесья». Правда, немного волнуюсь. Рядом ребята постарше, вот и боюсь ошибиться.

— С кем из «сборников» больше всего контактируете?

— Хорошо общался с Демковым, но его отцепили от состава. Впрочем, остались Колосов, Демагин. С Готовцом же пока не очень хорошо знаком. Вижу, он один все время ходит, никого не знает — тоже молодой. (Улыбается.) Поэтому стараемся вместе держаться.

— Насколько тяжело психологически находиться рядом со старшими хоккеистами?

— Стремлюсь за ними успевать, подсматривать что-то. Иногда и совет не зазорно спросить.

— У кого?

— Преимущественно у тех, с кем играешь в тройке. Потому что в компании с ними чаще делаю упражнения. Русел Салей еще подсказывает, Мишаня Грабовский — ребята, которые поиграли на высоком уровне. Вообще, атмосфера в сборной хорошая.

— Как работается с нынешним тренерским штабом?

— Все наставники мне знакомы. С кем-то столкнулся в юниорской сборной, а с кем-то — в «молодежке». Под началом Андриевского я тренировался летом в «Гомеле». То есть они меня хорошо знают, видят способности. Стараюсь их не подвести.

— Не обиделись случаем на Захарова, проигнорировавшего ваши услуги на Олимпиаде?

— Он взял лучших. Я же сидел, следил за играми, болел за нашу команду. Сборная боролась, всем соперникам нервы потрепала. Но не повезло. Как и минскому «Динамо».

— Что для вас значит участие в грядущем чемпионате мира?

— В первую очередь, как и для всех ребят, — это честь защищать флаг страны. Плюс ценный опыт. В прошлом году в Швейцарии я мало играл. Однако удалось посмотреть, как хоккеисты настраиваются на матчи, на что способны команды калибра Канады, США. Теперь главное — попасть в Германию. А там уже все будет зависеть от ситуации, как пойдет у меня игра. Зачем загадывать? Вдруг ничего у Стефановича не получится, пропадет уверенность…

— Отмена «Турнира четырех» повлекла за собой и сокрощение спарринг-программы сборной. Как считаете, это может сильно сказаться на выступлении белорусов в Германии?

— Ребята давно не играли. Это всегда тяжело. Одно дело — тренировки, и совсем другое — матчи. В двусторонке вольно-невольно пожалеешь партнера, где-то — он тебя. А в играх приобретается опыт. Три матча до мирового первенства — маловато. Турнир-то хороший должен был состояться в Минске. Я собирался приехать посмотреть поединки вживую. А в итоге из-за вулкана сломались все планы. Но, надеюсь, несмотря ни на что, все для нас в Германии сложится удачно. Надо верить в команду…

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Глазачева и Спиридонова обменяют в минское «Динамо»?
Следующая Дом Грабовского

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать