- Алексей, как ты оказался в хоккее?

— Мне было семь лет. В школу пришел тренер и спросил, кто хочет играть в хоккей. Почти все ребята с класса сразу вызвались. Первая тренировка была на следующий день, возле школы и… половина из вызвавшихся не пришла. Вот так мы бегали-прыгали, прыгали-бегали, пока из нескольких классов не отобрал двадцать человек, в том числе и меня. Через несколько месяцев мы стали ходить на стадион. Сначала не было занятий на льду – бегали, играли в футбол. Потом начался лед, появилась какая никакая форма. По началу на тренировки меня в основном водила бабушка. Тренеры мне говорили: «Долго за тебя мама будет форму носить?» А бабуля им в ответ: «Я не мама, я бабушка!». А те: «Так тем более! Зачем бабушку нагружаешь?»

- Значит, вот так ты стал воспитанником воскресенского хоккея?

— Да.

- Расскажи, а почему ты играешь под тринадцатым номером?

— Сначала у нас менялись тренеры. Затем занятия стал вести тренер Анатолий Иванович Козлов, отец Вячеслава Козлова. Когда у нас была первая игра, он стал раздавать всем майки. Мне дал майку с номером тринадцать и сказал: «На! Это мой номер. Сын под ним играет, и я всю жизнь играл». Вот с тех пор я играю под номером тринадцать.

- Значит ты не суеверный?

— Я не суеверный.

- Иногда тебе все же приходилось играть под другими номерами...

— Да. Если по ходу сезона меняешь команду, то бывает, что в клубе нет свитеров с тринадцатым номером – попросту не заказывают «несчастливый» номер. А бывает, что кто-то уже играет под этим номером и он попросту занят.

- Я знаю, что тебе приходилось играть под руководством легендарного тренера Виктора Тихонова. Что можешь сказать о Викторе Васильевиче как о тренере?

— У него опыт огромнейший! Он практически каждую тренировку записывал, анализировал. Мне кажется, что у него уже библиотека целая по записям, тактикам, розыгрышам.

- Под его руководством ты играл за сборную России.

— Да. Как раз в Риге. Это была вторая сборная России.

- Ещё в какие-нибудь сборные ты привлекался?

— Может быть в какие-нибудь юношеские… Знаешь, как говорят – это было давно и неправда!

- Ещё с кем-то из известных тренеров доводилось работать?

— Из известных, с Цыгуровым я полгода работал. И с Петром Воробьевым, правда, всего месяца два.

- Раз уж мы сейчас разговариваем в Риге, в Латвии, то вот какой вопрос – приходилось пересекаться в клубах с кем-либо из латвийских игроков?

— Приходилось. С Мареком Яссом, Каспаром Асташенко, Сергеем Вышегородцевым и Сашей Ниживием.

- За карьеру ты сменил несколько клубов. Расскажи поподробнее, думаю, тут есть что вспомнить…

— В воскресенском «Химике» я играл год. В «ЦСКА» — два. В Тольятти, в «Ладе» два с половиной года. Затем в Свердловске (теперь это Екатеринбург) в «Динамо Энергии».
Там, кстати, было много белорусов в то время. Тренером был Сафонов, играли Валуй, Страхов, Заделёнов… Человек семь где-то было. А потом все ушли.
После «Динамо Энергии», когда сезон закончился, я подписал контракт в Перми. Но в сентябре, пришли два новых защитника, и меня, я считаю несправедливо, отцепили.
Затем я неделю сидел дома и не знал куда ехать. Мой агент предложил мне на время поиграть в Гомеле. Это было лучше, чем сидеть дома и ждать следующей дозаявки, ехать поиграть какое-то время в Гомель. Виталик Дрындин уже играл в Гомеле два-три месяца. Я ему звоню, а он: «Я сам еще толком не освоился. Не знаю. Не могу ничего сказать». В итоге я все же решил ехать.

- И с тех пор ты в Гомеле...

— Да. Только вот в Хабаровск летал на предсезонку два года назад. Но там пробиваются в основном свои – хабаровчане.

- Какие-то предложения поиграть в западной Европе или Америке были?

— Нет. Была, правда, возможность «пробить» это дело когда я играл в Тольятти – ближнее зарубежье или что-то вроде Дании.

- Ты достаточно много поиграл и в России, и в Беларуси. Сравни чемпионаты этих стран.

— По уровню игры Россия, конечно же, сильнее. Суперлига само собой — уровень, да и высшая лига, я думаю, тоже посильнее. Белорусская лига она более логичная что ли… Здесь все гораздо логичнее. Сама Белоруссия — она более логична, чем Россия. В России обманывают до сих пор, а здесь все гораздо порядочнее. Здесь спокойнее играть. Пусть твоя ставка меньше чем в России, но ты знаешь, что ее получишь – в этом плюс. Поэтому, даже если в российской высшей зарплата выше, то ты все равно подумаешь – ехать туда или не ехать? Поедешь, а к сентябрю дадут пинка под хвост и поставят в состав каких-нибудь своих ребят.

- То есть контракты в России не соблюдают?

— Да, более беспредельно к ним относятся!

- Если продолжать сравнивать чемпионаты России и Беларуси, что можешь сказать об из зрелищности, уровне организации?

— Здесь зрелищность ищут в самой игре. Болельщик не обращает внимания на организацию. Билет купил, пиво купил, попил, пошел болеть за своих любимых игроков, за свою команду. А сама организации, то она, в принципе, нормальная.

- Условия для игроков в белорусских клубах приемлемые?

— Белорусских клубов я пока знаю только два...

- Ну, хорошо, ты доволен тем, как организована работа в Гомеле и Керамине? Может быть, какие-то моменты можно было бы сделать лучше?

— Я даже не знаю чего желать лучше. В принципе, все есть!

- Если пройтись по ледовым дворцам ОЧБ, где тебе играется наименее комфортно?

— Ты знаешь, на мой взгляд, самый плохой дворец в Новополоцке. С крыши капает, машина плохая...

- Ну а где играть лучше всего?

— Лучше всего, там, где роднее – в Гомеле. В Могилеве неплохо. «Динамо» на Машерова – отличный дворец.

- В этом сезоне ты поиграл и в «Гомеле» и в минском «Керамине». Можешь сравнить эти команды? Как, к примеру, отличается тренировочный процесс?

— Все примерно одинаково – и тренировки, и тактика. Даже предыгровая разминка примерно одинаковая. Может быть в «Керамине» сделан немного больший уклон в сторону стартовой скорости. А так, в принципе, все одинаково.

- Когда ты пришел в «Керамин» хорошо тебя приняли в команде? Легко ли было вписаться в коллектив?

— Да. Там много знакомых. Тот же Шульга со мной в Свердловске играл. Многих и так знаю, много бывших гомельских – Есаулов, Страхов, Слыш, Курилин. Все хорошие ребята. Когда коллектив хороший, рабочий – приживаешься быстро.

- Что ты можешь сказать о болельщиках «Гомеля» и «Керамина»?

— Ты знаешь, мне кажется, что за Керамин болеет несколько десятков фанатов, а в Гомеле болеет народ. Обычный народ, он просто приходит и заполняет стадион. А в Минске приходит несколько десятков фанатов, а остальные — те, кому нечего делать – пришли, посмотрели...

- А латвийские болельщики сильно отличаются от, скажем, гомельских? Громче? Тише?

— Дело в том, что гомельский дворец больше, чем дворец в Пиньках. Когда в игре возникает опасный момент, если гомельский дворец охнет, то это чувствуется!

- Во времена ВЕХЛ ты играл в старом Рижском Дворце Спорта. Там в этом плане было лучше, чем в Пиньках?

— Дворец старого образца. Уже с трудом его припоминаю.

- Раз уж снова заговорили о Латвии... Вчерашняя игра Рига 2000 – Гомель и 1:6, что можешь сказать по этому поводу?

— Просто не реализовали моменты. Тренер потом сказал, что с одним голом тяжело выиграть. Еще Варивончик сказал – ребята молодцы, хорошо бились, сражались...
Но это был не наш день: всю зону рижан искатали, у нас бросков наверно раза в два больше было! Кроме того, наш вратарь Зарудный с травмой играл. У него проблемы с пахом, он до сих пор хромает. Как я понял, он уже два месяца играет, так что сейчас тяжело вратарю.

- А что же сменщик?

— Как я понял, нужен сменщик белорус, что бы играло больше полевых игроков-легионеров.

- Предлагаю ненадолго отвлечься от хоккейной темы. Думаю, что многим интересно получше узнать тебя не только как хоккеиста, но и как человека. Как ты проводишь свободное время в межсезонье?

— В межсезонье у меня идет стройка. Уже третий год. Дом, баня...

- В Воскресенске?

— В десяти километрах от Воскресенска.

- Как-то еще проводишь отпуск?

— В последнее время, мы с друзьями каждое лето ходим в походы.

- Охота, рыбалка или просто на природу?

— Просто в поход на природу. А рыбалка, костер – это все прилагается. Поход, палатка, гитары...

- Заграницу не выезжаешь в отпуск, на юг, на море?

— Раньше такое было, но в последнее время не тянет, да и отпуска не хватает. Полтора месяца отпуск. Пока с родными, друзьями повидался, построил что-то – остается неделя, и уже никуда не уедешь. В поход сходил на два дня и все, пора готовится к выезду.

- Я знаю, что у тебя совсем маленькая дочка? Как зовут?

— Да, второго февраля ей исполнится полгода, зовут Вероника.

- Твоя жена, как и ты, с Воскресенска?

— Да. Мы с ней в одном классе учились, а сразу после школы начали встречаться. Этим летом будет юбилей – десять лет как мы закончили школу. Вот и получается что мы уже десять лет вместе.

- А в школе вы вместе с первого класса?

— Нет, не с первого. С девятого. Сначала мы учились в разных классах, а с девятого нас объединили.

- После окончания школы ты учился где-нибудь?

— Закончил московскую академию физкультуры. Так многие спортсмены делают – учатся там параллельно занятиям спортом. Так что могу быть тренером, могу быть учителем физкультуры.

- Уже думал над тем, чем будешь заниматься по завершении карьеры игрока?

— Нет, нет! Не хотелось бы пока думать об этом!

- Возвращаясь к хоккейной теме, за ситуацией в воскресенском хоккее следишь?

— Некогда. Так, из газет, по мелочам, по чуть-чуть.

- Ты уже думал по поводу следующего сезона? Останешься в Беларуси или, может быть, вернешься в Россию?

— Я думаю что, скорее всего, останусь в Беларуси. Потому что со следующего сезона я уже не буду считаться легионером, мне будет легче найти команду. А если, к примеру, поедешь в Россию, сыграешь там одну две игры и, если вдруг, тебя выгонят, то ты снова станешь считаться легионером в Беларуси. Тогда немного глуповато получится.

- Беларусь тебе нравится?

— В принципе, нравится. Спокойная страна.

- Город Гомель нравится?

— Да. Гомель маленький, компактный город. До дворца две минуты. Очень удобно – хочешь на машине, хочешь пешком.

- Как ты оцениваешь для себя этот сезон?

— Он очень неоднозначный. Не пойму вообще! В этом сезоне у меня была мысль, что я занимаюсь не своим делом. То сижу в запасе, то ищу команду, то еще что-то… Дерганый какой-то сезон, рваный. Вот пришел из Керамина, а уже пятый круг, конец сезона.

- Тяжело снова возвращаться в Гомель?

— Да я, собственно, не возвращаюсь, так как, по сути, не уходил. Просто был полтора месяца в командировке.

- На что может рассчитывать Гомель в этом сезоне?

— Если мы будем забивать больше двух шайб, то сможем побороться за медали. В принципе, Гомель хорошая команда. Можем любую команду обыграть.

- Но любой команде можете проиграть...

— Но любой можем и проиграть, когда, прошу заметить, забиваем только одну две шайбы.

Рига, 28.01.2006

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать