В конце прошлой недели исполнилось 54 года первому главному тренеру олимпийской сборной по хоккею Анатолию Варивончику. Именно под его руководством национальная сборная Беларуси выступила на Олимпиаде в Нагано, где заняла 8-е место.

В преддверии Игр в Ванкувере, где командой также будет руководить белорусский тренер, мы попросили Анатолия Михайловича, который сейчас работает старшим тренером и начальником гродненского «Немана», вспомнить, как все начиналось.

— В национальную сборную пришел в 1997-м году будучи тренером «молодежки», как раз после знаменитого «письма-23-х», когда к руководству федерации обратились хоккеисты с просьбой о переменах в главной команде. Обращение ведущих спортсменов не могли обойти вниманием, поэтому в отставку был отправлен Андрей Сидоренко. В скором времени собрался исполком ФХРБ, на котором меня и утвердили главным тренером, а моими помощниками стали Владимир Меленчук и Михаил Захаров. Кандидатом еще был Владимир Крикунов, но он даже не приехал на исполком.

— Какой момент за годы, что стояли у руля сборной, запомнился лучше остальных?

— Работа с национальной командой едва ли не каждый день подбрасывала какие-то яркие моменты. Хорошо запомнил начальный период: первый турнир в Киеве под моим руководством накануне олимпийской квалификации, где заняли первое место. Всегда приятно начинать с побед. Неплохо запомнился и первый этап квалификации в Риге. Турнир проходил в августе, поэтому хозяева смогли собрать наиболее оптимальный состав — всех сильнейших. И очень приятно, что в гостях сумели победить, уступая 0:1, но завершив встречу со счетом 4:1. Добиться такого успеха при переполненных трибунах, которые были настроены против нас, очень тяжело. Также запомнился и второй этап квалификации в Инсбруке. Также нелегкий турнир, но к последней игре с Казахстаном мы решили все свои задачи. Сейчас чего скрывать: посидели тогда с нашими друзьями, все-таки все вышли из одной страны — и белорусам, и казахам хотелось сыграть на Олимпиаде, — поэтому ничейному результату 4:4, который позволил обеим дружинам отправиться в Нагано, никто не удивился. У нас появилось лишних два дня для отдыха, так как, займи мы третье место, пришлось бы ехать в Швейцарию, на переигровку. Поэтому билеты были взяты чуть попозже, сумели посмотреть Австрию, отпраздновать наш выход на Олимпийские игры.

— Насколько понимали меру ответственности перед дебютом в олимпийском хоккейном турнире, ведь тогда наша сборная даже в группе «А» еще не выступала?

— Многое в Японии было впервые: хоккей стал первым игровым видом спорта из Беларуси, который попал на Игры, в Нагано по соглашению с НХЛ приехали все ведущие хоккеисты мира. Конечно, волнение присутствовало, но я был уверен, что не оплошаем. Коллектив у нас тогда подобрался отменный — что в тренерском штабе, что среди игроков. Очень хотелось удачно начать турнир, поэтому первая победа над французами (4:0) помогла почувствовать себя уверенно. Немцев разнесли в пух и прах (8:2). Впервые встретились с элитарными командами уже на втором этапе, та же игра со сборной России останется в памяти у меня навсегда.

— На первом этапе, после викторий над французами и немцами, последовала невыразительная ничья с японцами (2:2). Что произошло?

— Устали, но скорее не физически, а эмоционально. После той игры за нас вся Япония болела, так мы им понравились. Перед вторым этапом на Олимпийские игры приехал Президент Республики Беларусь Александр Лукашенко, который пришел и к нам на тренировку. Вышел на лед, поздравил с тем, что мы попали на Игры и удачно сыграли на старте. Очень нас приободрил и обнадежил, сказал, что прекрасно понимает, какие сложные испытания нас ожидают (США, Швеция, Россия). Мы постарались не разочаровать Главу государства, достойно противостояли грандам.

— Уже через четыре года на следующую Олимпиаду в Солт-Лейк-Сити команду повезли другие специалисты. В 2002-м сборная добилась пока самого громкого успеха — 4-е место. Не чувствуете и себя причастным к этому достижению?

— К этому результату шли не один день и месяц. Путевку в Солт-Лейк-Сити ведь мы с Захаровым и Меленчуком достали, тогда отборочный турнир проходил в Норвегии. Затем пришло время перемен и в федерации, и в сборной. Однако со всеми хоккеистами мы уже работали далеко не первый год. С теплотой вспоминаю наш тренерский коллектив. Михаил Захаров, Владимир Меленчук более напористые, взрывные, я более сдержанный, но мы прекрасно дополняли друг друга. Если и были какие споры, то они в итоге шли только на пользу.

— Как вы отнеслись к канадскому вектору управления сборной?

— Меня этот вариант заинтересовал. Думаю, и многих. Всем хотелось посмотреть, как работают заокеанские специалисты. Однако, немного поработав с ним, по прошествии некоторого времени пришел к выводу, что они хороши для Канады. Сколько раз сам наблюдал: выходит Хэнлон на тренировку, готов отдать всю душу, а к концу занятия сам сникает. Часто спрашивал: почему игроки быстро устают, почему плохо бросают, принимают шайбу? Для него это было в новинку. К примеру, в «Вашингтоне» в его распоряжении были исполнители другого уровня, а у нас к каждому нужен подход, чтобы найти оптимальный вариант состава. Со временем эти мои мысли и подтвердились.

— Вы работали с Хэнлоном только на чемпионате мира-2005 в Вене. Почему не продолжили сотрудничество?

— Меня пригласили на первый этап, чтобы ввести в курс дела, познакомить с командой. Почему затем не приглашали, не знаю. Чемпионат в Австрии закончился, все довольны, мы выполнили задачу. Но на следующий сбор не вызывали. Мое мнение: у Хэнлона сложился свой штаб, здесь каждый тренер волен выбирать сам.

— Удалось что-то новое почерпнуть для дальнейшей тренерской работы?

— Поработав сезон с зарубежными специалистами, многое от них взял. Посмотрел какие-то необычные упражнения, моменты в тактике.

— Как вы относитесь к практике, когда тренер работает удаленно от сборной? Этим отличались и Крикунов, и Хэнлон, и Фрэйзер…

— Мое мнение однозначно: тренер должен работать на месте, видеть игроков. А если только наездами, то не всегда получает правильное впечатление о том или другом хоккеисте. Кроме того, иностранцы даже на игры не ходили, хотя какой бы там уровень ни был, все равно надо приходить.

— Насколько стала неожиданной отставка Хэнлона осенью 2009 года?

— Как уже говорил выше, проанализировав его работу в НХЛ, затем в Финляндии, также пришел к мнению, что он может выдать результат на скоротечном отрезке, а на длинный сезон чего-то не хватает. Уж не знаю чего, лучше у него спросить. Может быть, на его месте в «Динамо» с такими хорошими исполнителями и у меня бы не получилось, кто знает. Отставка не стала неожиданностью, она напрашивалась. Единственное, не стоило так все усугублять накануне Олимпиады, когда все пришлось менять в экстренном порядке. Может быть, меры были бы более эффективны раньше, когда он сам собирал вещи после серии из четырех поражений.

— 21 января состоится отчетно-выборная конференция ФХРБ. При всех плюсах федерации специалисты и журналисты отмечают один существенный недостаток — работу с молодежью. Еще после Олимпиады-2002 вы обращали внимание в прессе на этот момент. Что-то изменилось?

— Существенно пока ничего не изменилось. Нужны специалисты для работы в сфере детско-юношеского хоккея. Условия создали, есть катки, но на них кому-то надо работать. Разработать четкое финансирование детского хоккея, чтобы в ДЮСШ не жаловались, что нет денег даже на тренировки. Дворцы есть, но детишек необходимо хорошо одевать, кормить, тогда и устойчивый календарь игр появится.

— Сборная вновь в преддверии Олимпиады, на этот раз в Ванкувере. Что бы вы сделали в первую очередь, будучи у руля нынешней команды?

— Согласен с Михаилом Захаровым: сейчас выходит на первый план не тренировочный процесс. Что успеешь за два дня, когда команда собирается на турнир? Сейчас дали немного больше времени, но все равно мало, поэтому акцент надо делать на морально-волевые качества хоккеистов. Если будет сплоченный, дружный коллектив, тогда и результат в Ванкувере нас ждет неплохой. Вспоминаю начало своей тренерской карьеры, в конце 80-х, когда в Гродно еще не было льда и приходилось ездить на тренировки в Электренай. О каком серьезном тренировочном процессе тогда можно было говорить? Только за счет характера и добивались побед.

— В Гродненской области хоккей стараются развивать. Скоро откроется Ледовый дворец в Лиде…

— Необходимо нормальное финансирование. Ведь в той же Лиде планируют создать команду, но как это все будет осуществляться, мы, тренеры, пока слабо представляем. Нужны игроки, но все еще на словах и в перспективе.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Рижское «Динамо» сегодня вечером против «Спартака»
Следующая Александр Бурмистров самый быстрый в CHL

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать