Вчера вечером прошли первые матчи Кубка Беларуси. А накануне старта турнира корреспондент «СП» взял интервью у главного тренера «Гомеля», который поведал о текущей готовности команды и ответил на ряд других актуальных вопросов.

— Все ли задуманное удалось воплотить в жизнь на сборах, предшествовавших Кубку страны?

— Да. Никаких форс-мажоров — тренировались по плану. Продуктивно поработали и на земле, и на льду. В Финляндии, как вы наверняка знаете, провели несколько спаррингов с российскими клубами. Думаю, подошли к Кубку в неплохой форме. Но это в теории. Игры покажут, что да как. Не скажу, что перед нами стоит задача кровь из носу завоевать трофей, однако «Гомель» всегда стремится к максимальному результату.

— В отличие от «Юности», которая встречалась с клубами второго и третьего финских дивизионов, вы провели три спарринга с представителями КХЛ, в том числе и грозным питерским СКА…

— У каждого своя схема подготовки. Мне кажется, ребятам в любом случае было полезно помериться силами с серьезными соперниками, посмотреть, на каком уровне они находятся. Кто знает, когда в следующий раз тот или игрок выйдет на лед против Яшина? Правда, хотели встретиться и с финской командой, но матч сорвался. Это немного огорчило, ведь клубы из страны Суоми проповедуют совершенно другой стиль, нежели русские. Что ж, не всегда все зависит от нас.

— Почему результаты шли по нисходящей? Вслед за победой над «Северсталью» и ничьи в основное время в поединке со СКА последовали поражения от «Торпедо» и «Рубина»…

— Любой успех приятен. Однако мы не сбрасывали нагрузки, чтобы подойти к спаррингам свежими. Матчи были дня нас, как вечерние тренировки, — утреннее занятие в день спарринга никто не отменял. Поэтому к концу сбора у ребят накопилась определенная усталость. Впрочем, из поражений тоже нужно извлекать пользу. Тренерский штаб получил немало пищи для размышлений. Одно дело — выходить на лед, будучи в оптимальных кондициях, и совсем другое — играть через не могу, когда на первый план выходят морально-волевые качества.

— Насколько довольны селекционной работой?

— Полагаю, каждый тренер — неважно, «Детройта» или «Юности» — думает об улучшении игры, ищет варианты укрепления состава. Селекция — перманентный процесс. Тем не менее сегодня, на мой взгляд, в «Гомеле» собраны хорошие хоккеисты, да и коллектив складывается неплохой. Не могу пожаловаться и на отсутствие конкуренции. Так что особых поводов для беспокойства нет.

— Какие проблемы обнажил прошлый сезон?

— Не хочу говорить, мол, уступили в полуфинале из-за неудачных действий голкиперов, защитников или нападающих. Был целый комплекс причин. Конечно, третье место нас не удовлетворило. Но, не сомневайтесь, мы сделали соответствующие выводы. Верю, что в грядущем чемпионате все сложится успешней.

— Полагаете, нынешний «Гомель» готов психологически бороться за титул?

— Да. Мы общаемся с ребятами, работаем… Амбиций игрокам не занимать.

— Вспоминаете поражение от «Юности» в позапрошлом сезоне, когда «рыси» уступили в седьмом матче, ведя по ходу серии 3:1?

— Ту неудачу постарались выбросить из головы. Перед глазами хватает примеров, когда команда, которую заранее списывали со счетов, оставляла фаворита не у дел. Победа рижского «Динамо» над СКА, выступление МВД, «золото» чехов на чемпионате мира...

— «Гомель» первый и единственный раз был первым в чемпионате Беларуси в 2003-м году.

— Мне сложно рассуждать, что не получалось у клуба раньше. К тому же наверняка причины были разными. Судейство? На арбитров грех пенять. Они тоже люди и имеют право на ошибку. В «Юность» едут лучшие игроки? Так было, как говорится, испокон веков. Из двух команд хоккеист выбирает ту, где больше платят. Тем более если она базируется в столице. Однако, повторюсь, ныне в «Гомеле» собраны хорошие ребята. Все будет нормально.

— По ходу минувшего сезона вы заступили на должность главного тренера…

— Естественно, возросла ответственность. За результат-то в первую очередь отвечает именно главный тренер. Помощник также прикладывает максимум усилий, участвует в жизни команды, но ему проще психологически. Спрашивают лишь за отведенный фронт работы. Но я не жалуюсь. Выбрав тренерский хлеб, в любом случае нацеливался рано или поздно возглавить команду. Поэтому надо учиться и пахать.

— А ваше поведение изменилось? Ассистент наставника зачастую выступает в качестве громоотвода…

— Был такой момент. Вначале пришлось непросто: ребята привыкли к одному, а теперь требовалось другое. Даже в стиле общения. Однако постепенно все вошло в рабочую колею.

— Другими словами, Скабелка закрутил гайки?

— Просто в команде, как и в любой семье, есть определенные правила. Уважай их, соблюдай дисциплину — и нет проблем. Обо всем договариваемся еще перед стартом сезона. Заставлять же кого-то тренироваться, играть или ложиться спать в 11 часов я не собираюсь. Не хочешь работать — найдется другой.

— Неужели и молодых при случае не наставите на путь истинный?

— Почему же? Поговорю, если надо, постараюсь подсказать. Но уговаривать — увольте. Человек сам должен понимать, для чего он занимается хоккеем. Особенно, когда выступает во взрослой команде. Здесь ты постоянно ведешь бой, который необходимо выиграть. И я вижу, что многие ребята в «Гомеле» трудятся с душой. МХЛ, КХЛ, НХЛ — при желании откроется любая дверь. Благо в нашем городе созданы хорошие условия для роста. Есть возможность тренироваться с утра до вечера.

— Кто из тренеров повлиял на вас больше других?

— Не стал бы выделять кого-то одного. Мне довелось поработать с рядом интересных специалистов. Например, понравилось играть у Петра Воробьева. Вернувшись в Россию из Германии, он принял ярославский «Локомотив», и мы завоевали чемпионство. Немало почерпнул у Геннадия Цыгурова, Юрия Моисеева… Плюс мне повезло в конце карьеры встретиться с такими тренерами, как Любомир Покович и Глен Хэнлон. Российские наставники работают фактически в одном направлении. А тут получил совершенно новый опыт. Покович и Хэнлон показали: игрокам можно и нужно доверять, видеть в них личности, а не использовать, словно винтики. В результате пытаюсь совместить все лучшее, что накоплено за многолетнюю карьеру.

— Сейчас ведь нет чисто канадского или советского стилей?

— У меня иногда спрашивают, в каком ключе играет «Гомель». И я, признаться, затрудняюсь сформулировать ответ. На мой взгляд, есть современный хоккей. Где вы видели советский стиль? Если считать таковым игру, что демонстрировала на Олимпиаде в Ванкувере сборная России, то, наверное, все помнят результат. Мне кажется, сегодня существует определенное направление, от которого никуда не деться. Игроки растут только через агрессивный хоккей. Невозможно прибавить в мастерстве, просидев весь матч в обороне.

— До недавнего времени активно муссировались слухи, что «Гомель» собирается вступить в КХЛ и МХЛ…

— Несколько месяцев назад в клубе поменялся директор. Возможно, при нем заявимся в российскую лигу. Пожалуй, ныне актуальней пополнение рядов МХЛ. Имея неплохую инфраструктуру, надо пробовать силы на новом уровне. С КХЛ сложнее. «Гомель» едва ли готов к ней на данном этапе. В КХЛ предъявляются совсем другие требования и в отношении клубного бюджета, и домашней арены. У нас же дальше разговоров о необходимости строительства нового дворца, насколько знаю, ничего не продвинулось.

— А есть ли вообще острая нужда в участии в российских проектах? Чемпионат Беларуси ослаб, «Динамо» после двух неудачных попыток вновь будет пытаться скрестить ужа с ежом, велика вероятность сесть в лужу и в МХЛ…

— Я не первый, кто скажу, что у нас перевернули пирамиду вершиной вниз . Вот и имеем неутешительные результаты на молодежных и юниорских чемпионатах. Надо же было изначально вкладывать приличные средства в детский хоккей. Подрастающему поколению кровь из носу требуются возможности для роста. Считаю, чем больше наших команд заявится в МХЛ, тем лучше. Никто не будет уезжать, менять гражданство. Пять-семь клубов — идеальный вариант. Пускай и на первых порах результат будет невысоким. Хотя не думаю, что «Минские Зубры» или «Юность» станут мальчиками для битья. В России тоже хватает проблем в детско-юношеском хоккее, о чем говорят их выступления на последних крупных турнирах. Для нашей молодежи МХЛ будет хорошим стимулом. Сейчас любят вспоминать прошлое. Но почему мы прогрессировали? Потому что регулярно встречались с ЦСКА, «Динамо», «Трактором». Был высокий соревновательный уровень. Варясь в этой кухне, вольно-невольно растешь. А вот по поводу ОЧБ не соглашусь с вами. Ушли в «Динамо» шесть-семь человек — разве это трагедия? Для общего соревновательного уровня должно пойти на пользу и расформирование «Керамина». В Германии клубы тоже прекращают существование. Зато укрепились «Брест», «Шинник». Думаю, будет интересный турнир. Главная наша проблема — слабое зрительское внимание. Одно дело, когда команды играют в Могилеве или Гомеле при полных трибунах. Неважно, болеет там стадион за тебя или за соперника — получаешь колоссальный эмоциональный заряд. И совсем другое дело — выходить на площадку в тишине. От ребят очень сложно требовать полной самоотдачи, когда на матч приходят несколько сотен болельщиков.

— Что думаете о потугах минского «Динамо»?

— Нужно правильно расставлять приоритеты. Со стороны складывалось впечатление, что бывшие руководители клуба захотели купить выход в плей-офф или чемпионство. Но в России так не получится. Не мной придумано: серьезные команды выстраиваются, по меньшей мере, семь лет. Каждый сезон ведется точеная селекция. Не бывает, чтобы 12 человек ушли, 15 пришли, и команда выиграла медали. Здесь показателен и пример СКА. В прошлом сезоне они собрали звезд — и толку? Недавно общался с Сергеем Зубовым. Он сказал коротко: не было по-настоящему сплоченной команды. Возможно, в этом сезоне ситуация изменится. Выигрывает коллектив, а не набор фамилий, приглашенных за большие деньги. По-моему, сегодня в «Динамо» едут именно за деньгами, а не играть в хоккей.

— Как оцените форму сына?

— Вполне удовлетворен его нынешним состоянием. Прошлым летом у Алексея были проблемы со здоровьем, поэтому сезон получился скомканным: первую половину провел неплохо, а вторую провалил. Сейчас же он продуктивно отработал на сборах. Посмотрим, как пойдет в дальнейшем.

— Пожалуй, любому ребенку непросто выступать под руководством отца…

— Вы правы. Определенный дискомфорт присутствует. В команде всегда есть игроки, которые не попадают в состав. Естественно, тень сразу падает на сына главного тренера. Дескать, парень играет за красивые глаза. Что делать? Просто отношусь к хоккеисту Алексею Скабелке так же, как и к остальным. Если ты пашешь на тренировках и бьешься за команду, никто не посмеет тебя в чем-то обвинить. Сложно играть по блату — на льду все видно.

— В чем основная беда нашего детско-юношеского хоккея?

— Немало ребят уходят в тень при переходе во взрослый хоккей. Но с появлением МХЛ проблема не должна быть столь актуальной. А вот с детскими тренерами связана серьезная боль. Считаю, вместо того, чтобы устраивать краткосрочные североамериканские кэмпы, следует приглашать хороших специалистов из России, Чехии, возможно, из других стран и в обязательном порядке собирать всех наставников для обучения. Извините, это детский тренер должен привить игроку элементарные навыки, а не команда мастеров. Вместе с тем я не сомневаюсь: белорусский хоккей ждет светлое будущее. Надо только постоянно уделять молодежи внимание и запастись терпением. Зерна требуют тщательного ухода.

Думаете кайтинг дорогой спорт, требующий много сил? Кайты для всех - это девиз московского производителя кайтов.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Йозеф Штумпел: гостиница, проспект, арена
Следующая Макров: Эстонскому хоккею осталось два года существования

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать