Для белорусской хоккейной сборной Олимпиада в Ванкувере — третья. На двух предыдущих Играх в составе национальной команды выступал Сергей СТАСЬ. 35-летний защитник уже давно живет в Германии, но дебют в Нагано и феерическая победа над шведами в Солт-Лейк-Сити надолго останутся в его памяти. И хотя результаты сборной Сергей ныне оценивает с позиции рядового болельщика, Олимпиаду в Ванкувере он ждет с нетерпением. Скорее всего, 21-летний Андрей СТАСЬ продолжит традиции старшего брата.

— Давненько о вас не было слышно. Как живется и играется на чужбине?

— Действительно, давно. (Вздыхает.) Хоть и много времени прошло, но все повседневно: тренировки да игры. Я уже адаптировался за рубежом. Живу во Фрайбурге, где и играю в одноименном клубе. До этого были «Нюрнберг», «Оберхаузен», «Крефельд», «Аугсбург», «Дрезден» и «Эссен». В прошлом году у меня родился второй сын, Максим. Старший, Сергей, выступает за бобруйский «Шинник». Скучновато здесь без него… Ему, конечно, предлагали остаться в Германии и даже принять немецкое гражданство, но он отказался, так как хочет выступать только за белорусскую сборную.

— Вы помогли Сергею принять правильное решение?

— Мы долго разговаривали по этому поводу. Сергей прекрасно понимает, что, прими он предложение немецкой стороны, шансы и перспективы здесь у него были бы неплохие. Но сын ничего менять не хочет. Вот в прошлом году в составе юниорской сборной Беларуси принимал участие в чемпионате мира — мы вышли в дивизион «А». Конечно, первое время ему было сложно. В Германии и Беларуси менталитет и взгляды на жизнь отличаются, поэтому и приходится перестраиваться. Раньше ведь как: он что думал, то и говорил. Но уже понял, что не все свои мысли нужно озвучивать. Кроме этого, знание русского языка немного хромало. Однако все постепенно наладилось. Сейчас Сергей поступил в институт. Мне и самому интересно, как оно все получится. Видимся ведь редко. В последний раз — на Новый год, когда сын приезжал домой буквально на три дня. Нужно как-нибудь выбраться хотя бы на одну игру с его участием. Вроде бы и повод есть посетить родину, но из-за плотного графика пока нет такой возможности.

— У вас и впрямь киношная история, где чужой гастролирует среди своих, а свой живет среди чужих…

— Хоть и живу в Германии уже давно, но своим себя здесь не ощущаю. Да и для окружающих в любом случае как на площадке, так и за ее пределами я иностранец. Сколько бы времени ни прошло, но для них я «outlander» (чужеземец. — Прим. «СП»).

— Коль мы заговорили о семье, видимо, и младшего сына видите хоккеистом?

— Максим с маленькой клюшкой уже вовсю молотит по мебели. (Смеется.)

— Значит, на правильном пути…

— Главное, когда подрастет, чтобы было желание. А сейчас кроме хоккея он ничего и не видит. Я даже удивляюсь: единственное место, где Максим ведет себя спокойно, — трибуна стадиона. Безо всяких капризов внимательно следит за игрой.

— Я так понимаю, за Олимпиадой в Ванкувере будете наблюдать с экрана телевизора. Вот если бы в 2003 году приняли предложения из России, глядишь, продлили бы век в сборной?

— Все могло быть. Только что говорить о прошлом. Подобное предложение действительно поступало, но немного раньше.

— В преддверии Олимпиады и вы невольно вспоминаете то время, когда в составе белорусской сборной выходили на лед Нагано и Солт-Лейк Сити?

— Да, время бежит. (Вздыхает.) Даже представить себе не могу, что уже скоро Игры. Когда сам выступал в сборной, то ожидания стартов чемпионата мира и Олимпиады были томительными. Сейчас время летит стремительно. Видимо, сказывается возраст.

— Этот процесс неизбежен. Зато есть что вспомнить и рассказать детям.

— Мне даже сложно передать словами все то, что тогда чувствовал. Первая Олимпиада — нечто особенное. Когда завоевали заветную путевку в Нагано, внутри творилось что-то непонятное. Порой не верилось в реальность происходящего. Главная же ассоциация с Солт-Лейк-Сити — это победа над шведами. Такое сложно забыть. Мы действительно громко хлопнули дверью, и по этой игре белорусов до сих пор помнят.

— За счет чего в 2002 году сборной удалось добиться таких высоких результатов?

— Ту историческую победу над шведами и сам объяснить не могу. А ведь на самом деле мы неплохо играли, и ребята действительно выкладывались на льду без остатка. Мы знали, что выходим на площадку не ради премиальных, а отстаивать честь Беларуси. Коллектив у нас тогда был по-настоящему сплоченный, многие ребята играли вместе не один год. В общем, состав не претерпел значительных изменений, что облегчило задачу в плане взаимопонимания. К тому же и команда, и тренерский штаб, и федерация были одним целым. Сейчас понимаю, что все желали нам успехов. Не было тех недоброжелателей, которые заполонили интернетовские форумы, да и СМИ иногда стараются подлить масло в огонь. Просто смешно становится, как некоторые личности относятся к сборной. Да, были неудачи, но ведь не ошибается только тот, кто ничего не делает. Взлеты и падения присущи любому коллективу.

— От сборной Захарова следует ожидать взлета или падения?

— Если травмы отпустят ведущих хоккеистов, то можем рассчитывать на место в восьмерке.

— На ваш взгляд, кто является фаворитом нашей группы?

— Не стал бы выделять кого-то одного: сильны и шведы, и финны. Но, как показывает практика, побеждать можно любого соперника. Что касается немецкой сборной, то и в этом матче не стоит расслабляться. У них также есть энхаэловцы, поэтому нужно настраиваться на непростую игру.

— А так хотелось бы повторения 1998 года, когда белорусы со счетом 8:2 разгромили сборную Германии…

— Это лишь единичный случай. Несмотря на итоговый результат, немцы показывали весьма содержательный хоккей. Знаете, мы часто встречались с этой сборной и каждый раз «бодались». На тот момент они выступали более удачно, нежели в последние годы. Вспомните прошлогодний чемпионат мира. Германия просто провалилась, сохранив место в элите только благодаря тому, что является хозяином следующего планетарного первенства.

— Вы как знаток немецкого хоккея посоветуйте, на что следует обратить внимание в игре с бундестим?

— Они проповедуют канадский стиль. О сильных и слабых сторонах говорить не берусь. Все будет зависеть от их итогового состава.

— А также от готовности белорусских хоккеистов решать поставленные задачи. Как считаете, ваш брат Андрей созрел для Олимпиады?

— По тем играм, которые видел, думаю, да. Заметно, что парень прибавляет с каждым матчем. А качественный скачок произошел буквально за один сезон. Безусловно, в его действиях имеются недочеты. Всегда ему говорил, что нужно быть более настырным, играть немного жестче. Изменения к лучшему уже налицо, появилась недостающая спортивная наглость. Когда возникает драка на площадке, он уже не боится.

— Если все сложится удачно, то Андрей в какой-то степени превзойдет ваш результат. В Нагано вам было 24…

— Почему бы и нет? Буду только рад. Времена меняются, и сейчас перед молодыми ребятами открываются такие перспективы, о которых раньше мы могли только мечтать.

— Сын Сергей также на подходе к главной команде страны?

— Загадывать не буду, но очень надеюсь. Пытаюсь ему объяснить, что следует усиленно работать. Он вроде бы и понимает, однако не всегда надолго хватает мотивации. Но главное — он хочет играть.

— И напоследок: в чем секрет хоккейной династии Стасей?

— Его и нет. Наверное, я начал это дело, а все постепенно подтянулись. Когда ты живешь хоккеем и каждый день видишь тренировки и игры — тяжело представить другой путь.

Оцените Статью

Loading...
0 / 0
Предыдущая Андрей Стась: Для начала нужно попасть в состав на Олимпиаду
Следующая Владимир Крикунов: Это не работа, а цирк!

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать