Строки этого материала пишутся как раз в минуты, когда на многочисленных телевизионных мониторах главного пресс-центра в Ванкувере доминирует «картинка» с матча 1/4 финала хоккейного турнира США — Швейцария с Хиллером в главной роли. А какой-то час назад корреспондент Спортивной панорамы завершил беседу в Олимпийской деревне с главным тренером белорусской команды Михаилом ЗАХАРОВЫМ, который уверенно спрогнозировал: как бы ни устали швейцарцы накануне, они все равно попьют американской крови.

Но тут главное даже не это. В конце концов, Швейцарии мы, пускай и по буллитам, а значит, в лотерею, но проиграли. Жутко обидно, что это отразилось на всех. На хоккеистах, которые (за исключением капитана Руслана Салея) прошли мимо прессы в микст-зоне. На некоторых журналистах, несших при общении с Захаровым такую популистскую дичь, что невольно возникло чувство стыда за профессию. На самом ММЗ, который, как ни старался быть хладнокровным, но поддался на пару провокаций к радости провокаторов. И все это произвело нервное, хаотичное ощущение, чего белорусский хоккей на Играх в Ванкувере однозначно не заслужил.

После проваленной подготовки к Олимпиаде, которая велась лишь пару недель, а все предыдущие годы бывшего главу федерации господина Наумова занимали иные прожекты, после всех травм и прочих сложностей команда у Захарова сложилась. Невнятный дебют с финнами сменился зарубой со шведами, чтобы плавно, без надрыва перейти в красивую викторию над немцами и равный «качельный» бой со швейцарцами. Увы, всех своих возможностей во вторник мы не использовали. Но согласитесь: уступи команда Крюгера — и швейцарцы бы с не меньшими основаниями скорбели, сетуя на невезение. А так… Так надо работать, чем и занимался Захаров ранним утром «после Игр». Отвлекли наставника от анализа матча 1/8 финала два обстоятельства. Во-первых, отъезд в аэропорт игроков НХЛ и КХЛ (минские динамовцы не в счет), с которыми ММЗ прощался тепло и душевно. Во-вторых, приход прессы, которую наставник не ждал, но принял, так включившись в беседу, что неоднократно пояснял свои слова черчением схем-перемещений на планшетах.

МИХАИЛ ЗАХАРОВ:

ИЩУ НОВЫЕ ВЫЗОВЫ

— Вы никогда не скрывали, что возглавить белорусскую сборную в столь форс-мажорной ситуации вас подтолкнула мечта об участии в олимпийском турнире. И как ее осуществление?

— Нормальная мечта, нормальная реализация, только досадно, что мы все не смогли продлить ее в Ванкувере. Ребята — молодцы. Сражались, учились, выполняли на площадке тренерские задания. Конечно же, ошибались, но как тут не делать промахов, когда такие высокие скорости. Да и с каждым матчем ошибок становилось все меньше и меньше. Мы ни в чем не «валились» на Играх, за исключением одного компонента — игра в меньшинстве. Еще не повезло с буллитами. Но это уже фортуна, а она не соизволила к нам повернуться лицом, даже когда в овертайме получили лишнего игрока. Нормально расположились, как просил и как тренировали. Нормально начали розыгрыш, в котором Салей находился «наверху». И тут надо же — у Руслана сломалась клюшка. Была мысль использовать на этом месте Антоненко, но помните, как у Олега ничего не получилось в ситуации «5х3» с немцами? Поэтому поговорил с ребятами и согласился с их предложением: «Давайте, как тренируемся, так сейчас и попробуем».

— Вы отмечали, что белорусская сборная демонстрировала на Играх красивый, эстетичный хоккей…

— Это не мои слова, да и вы сами знаете, сколько и какими авторитетами сделано комплиментов белорусской сборной.

— Именно так. Неоднократно доводилось слышать приятные слова. Но подоплека вопроса вот в чем: как же так? Ведь мы ехали в Ванкувер играть в откат, чего по сути дела не было и что подтверждают комплименты от эстетов.

— Здесь все зависит от трактовки понятия «откат». Мы прессинговали в средней зоне, акцентируя внимание на предотвращении контратак соперников. Ну, сколько мы пропустили таких выпадов — мизер. Так по памяти вспомню лишь об ошибке Демагина в матче со Швецией, к слову приведшей к голу. И все! Отличный результат, ибо в современном хоккее контратаки, игра за счет чужих ошибок — один из козырных наступательных приемов. В матчах с нами он у соперников не работал. Для команды, имевшей всего ничего времени для перестройки, — отличный результат.

— Вам приходилось оправдываться, дескать, почему за несколько тренировок вы сделали так мало. Но ведь на самом деле вопрос необходимо переформулировать: как за несколько тренировок вам с хоккеистами удалось сделать так много?!

— Молодцы ребята, и очень помог Льюис. Это отличный специалист, и надо видеть, с какими вниманием и уважением его слушают игроки. Если бы нашу модель откатали в минском «Динамо» в матчах КХЛ, то все было бы вообще отлично. А так пришлось привыкать и адаптироваться, как тому же Калюжному. Алексей в первой баталии с финнами старался успеть всюду, но в итоге ничего хорошего из этого не вышло. А уж после он строго занимал место на левом фланге обороны, а справа от него в линии находились два защитника. Такая у нас система. Посмотрите сами, откуда идет большинство забросов в зону! «Леворуких» хоккеистов значительно больше, чем «праворуких», а центральный защитник в хоккее используется давно: схема — 1+2+2. Поэтому и я, и Льюис больше всего разочарованы меньшинством. Причем не только мы — тренеры. Виталик Коваль взял на себя вину за первую шайбу от немцев, когда не прервал клюшкой передачу на дальнюю штангу.

— Но как попробовать привязать Льюиса к Беларуси?

— Сложно… Ему будут предлагать контракты в НХЛ — это факт. Он очень хотел оказаться на Олимпиаде, подготовить для турнира в Ванкувере белорусских защитников. А тут эта история с «Динамо»… Защитников североамериканец видит как на ладони, и те ему верят. А сегодня говорить о будущем сложно. Как все обернется дома — ответить трудно. Чехарда, отсутствие системного подхода и есть наш главный недостаток. Перманентно работаем с листа. Плюс к тренеру сборной хоккеисты должны приходить подготовленными. Прежде всего, физически. Тот же Льюис однозначно сказал: «Не надо даже дергаться. За отведенное время у нас нет возможности подтянуть функциональную готовность. Никак. Вся база закладывается летом». Во вторник уже после матча со Швейцарией специально встречался с Питером Твистом — маститым спецом по «физике», готовящим звезд НХЛ и приезжавшим в Минск. Он рассказал, какими тростинками приехали в «Ванкувер» братья Седины. Но шведы тренировались так усердно, что стали атлетами. В период подготовки у них были тренировки шесть раз в неделю, иногда по две в день. Вот как Седины хотели стать асами. А Павел Буре? Тот, по словам Твиста, вообще трудоголик. У нас же отпуск — это состояние покоя.

— Критиканы были, есть и будут…

— Это — да. Но надо понимать: чтобы играть на равных с теми же шведами, надо обладать их представительством в НХЛ. А это почти 50 игроков.

— Парадокс: функциональная подготовка всегда считалась козырем советского спорта. Теперь же — это минус во всех странах постсоветского пространства, во всех игровых дисциплинах.

— В те годы эффект давал принцип «из-под палки». Сейчас же люди не могут себя заставить работать, как надо. И еще один нюанс. Раньше к спорту в той же Западной Европе относились более спокойно. Там процветало любительство, в широком ходу был полупрофессиональный статус, когда человек не только тренировался и играл, но еще и работал. Сейчас же — роли изменились из-за того, что ситуация в какой-то мере вышла из-под контроля. Но надо наверстывать. В каждой детской школе должны быть тренер по ОФП и условия для тренажа, а летом надо приглашать того же Твиста и собирать всех к нему на семинары.

— Современный хоккей многим не нравится, становясь рациональным, как мужской теннис: вход в зону — бросок.

— Это преувеличение. Но рациональное зерно есть. На Играх никто не выводит шайбу через центр средней зоны — только по борту. К слову, можно вспомнить примеры, как такие попытки приводили нас к неприятностям. Боязнь ошибки большая. Но! Хоккей все равно интересен. Игроки «летят», много бросков — мне нравится. Да, хоккеисты с головой, фантазией и тонким пасом не перевелись. Тот же Дацюк. Причем парень, хоть и не вышел дюжей комплекцией, но мимо соперников просто так не проезжает: ударит, подтолкнет.

— Многие превратно истолковали ваши слова, что в отсутствие Грабовского и Костицына-старшего сборная потеряла пятьдесят процентов потенциала. Дескать, это всего лишь два игрока…

— Ну, что с этим сделаешь… Не понимают многого и многие. А ведь Грабовский, Салей и братья Костицыны — это лицо современного белорусского хоккея, о которых только и говорят. Миша — это харизма, бойцовские качества, жажда борьбы. Андрей — это мастерство завершителя, скорость. Пусть непонимающие хотя бы отдадут себе отчет в том, какие у меня были бы варианты при формировании квартета на реализацию большинства в овертайме матча со швейцарцами. А тут… Тому же Салею памятник надо ставить при жизни, а его на разных интернетовских брехаловках поливают грязью. Спасибо ему огромное! Как и Макрицкому, восстановившемуся после тяжелейшей травмы. Все ребята — молодцы. Это точно.

— Как бы выглядели тройки, сумей сыграть в Ванкувере Грабовский и Костицын-старший?

— Это сослагательное наклонение, а я его не люблю. Скажу, что Калюжный бы точно играл, как привык, на фланге. А так… варианты бы появились. И тут надо понимать: комплиментарная оценка не означает, что все у нас получилось. Больше шайб должен был забросить Угаров. Тот же Костя (Захаров. — Прим. «СП»). Чуть-чуть здесь, чуть-чуть там — и не хватило. Второе звено могло бы еще отличиться — и звезды сошлись бы иначе. Но кто-то лучше раскрепостился, кто-то хуже.

— Но было удивительно, что голкипер Хиллер обманул нашего аса буллитов Антоненко, соблазнив Олега броском в «домик» и успев свести щитки!

— Швейцарец стоит 16 миллионов долларов — это о чем-то да говорит. Да и буллиты — это лотерея в условиях колоссального олимпийского напряжения. К нему надо готовиться. Если в КХЛ останется только одна наша команда — на чемпионате мира-2014 мы не выстрелим, как хотим. Это — не вариант, даже если оставить состав белорусским. Зрителю еще нужны и победы, матчи плей-офф, а без перспективы он не будет ходить на хоккей. По ходу регулярного сезона, как минимум, надо «держать» шестое-седьмое место в конференции. Причем при выборе легионеров опирался бы на россиян. Они бы нам помогли больше.

— Кстати, вас потчуют «тумаками» и за нежелание отказываться от идеи ассимиляции молодых россиян, хотя что в этом плохого при существующем дефиците талантов — понять трудно…

— Вот и я не понимаю. Но надо работать в этом направлении — и все. А заодно задуматься, кто бы защищал наши ворота в Ванкувере, не получи россияне Мезин, Коваль и Малютин белорусского гражданства. И тут ведь главное, как люди относятся к стране, к болельщикам! Вот — важнейший показатель. А Карев, Угаров, Стасенко любят Беларусь и белорусов. К слову, о Коле. Тот же Льюис недоумевал: «Почему нас дезинформировали по поводу этого игрока? Почему мы с Хэнлоном не взяли его в «Динамо»? Как тут не говорить о предвзятости к игрокам «Юности». Лебедь, рак и щука, а надо сплачиваться, как в Канаде. Брать пример.

— Ваш рабочий день с Льюисом…

— Подъем в шесть утра, через час уже смотрели видео, отбой — в час-два ночи. Нормальный график. Мне очень нравился. Переживал за Льюиса, но и ему все пришлось по душе.

— На горячей пресс-конференции, когда вас завели отдельные наши коллеги, вы сказали о «железном попадании» в четверку лучших на грядущем чемпионате мира в Германии…

— Я такое сказал? Это сгоряча… Но на «мире» определенно будет легче. То, что в восьмерку надо проходить, однозначно. Должны подъехать Грабовский и Костицын-старший. Андрей пообещал мне приехать. Соперники будут не в тех составах, да и подготовиться к чемпионату можно классно, если начать работу на следующий день после возвращения в Минск. Поэтому с главным тренером сборной на этот турнир надо определиться как можно быстрее. Кто бы это не был! И надо длительный, гарантированный контракт, как в Швеции и Финляндии, Швейцарии и Германии. А то Хэнлон прививал одну систему, я — другую… Например, мы не боялись прижиматься к воротам, чтобы обезопасить дальний и ближний пятачок. Мезину и Ковалю можно бросать издали сколько угодно — они отобьют. Тем более что здесь синяя линия еще дальше от ворот, чем в Европе. И такой подход сработал.

Вам нужно , чтобы вы могли комментировать